В июне 1035 года в Советском Союзе приняли закон, согласно которому изменялось наказание за бегство из страны.  С этого момента бегство за пределы страны приравнивалось к измене родине и становилось особо тяжким государственным преступлением, которое каралось смертной казнью. Помимо беглеца ответственности подлежали также члены его семьи. Этот закон стал одним из самых жестоких и суровых в советское время. Но это был не единственный закон, который в настоящее время мог бы вызвать удивление. В советской истории было немало законов и декретов, которые сейчас показались бы очень странными или чрезмерно жестокими. Лайф вспомнил самые суровые и необычные законы советской эпохи.

Закон о запрете торговли

Два декрета, фактически запрещавшие торговлю и рыночные отношения в стране, были изданы в ноябре 1918 года. Речь идёт о декретах СНК «Об организации снабжения населения всеми продуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства в целях замены частного торгового аппарата» и «О государственной монополии на торговлю некоторыми продуктами и предметами».

Смысл закона заключался в том, чтобы полностью отменить рынок (в том числе и чёрный), в первую очередь торговлю продовольствием, и передать в руки партии распределение любых товаров в масштабах всей страны. Придя к власти, большевики по идеологическим мотивам пытались вытеснить рыночные отношения и заменить их натуральным товарообменом, когда крестьяне выращивают хлеб и меняют его в городах на промышленные изделия.

У данных декретов были не только идеологические, но и вполне прагматичные цели. Большевики мобилизовали гигантскую армию для борьбы с белыми, которая насчитывала около 5,5 миллиона человек. Что больше численности РККА к моменту начала ВОВ и в два раза больше современной армии 1,5-миллиардного Китая. Такую огромную ораву очень трудно прокормить и в мирное время, а в условиях полного развала промышленности и хаоса — тем более.

Теоретически предполагалось обменивать хлеб на промышленные товары. Но в условиях развала промышленности дать крестьянам было нечего. Поэтому хлеб (и ряд других товаров) насильственно изымался вооружёнными продотрядами и в дальнейшем перераспределялся партией.

Когда отменён: В ответ на постоянные изъятия урожаев крестьяне резко сократили посевные площади. И без того незначительные посевы сильно пострадали от засухи 1921 года. Итогом стал чудовищный голод, охвативший территории с населением около 30–40 миллионов человек. Большевики были не в состоянии справиться с ситуацией и обратились за помощью к капиталистическим государствам. Смертность от голода оценивается примерно в 5 миллионов человек.

Несмотря на регулярные облавы на «мешочников» (торговавших продовольствием нелегально) и их периодические расстрелы, чёрный рынок благополучно пережил декреты и существовал всё время. Причём его услугами нередко пользовались и сами большевики среднего звена. Декреты были отменены в 1921 году в связи с переходом к Новой экономической политике, когда рыночные отношения частично были восстановлены.

Закон об эвтаназии

Условное название примечания к 143-й статье Уголовного кодекса РСФСР 1922 года. Данное примечание разрешало убийство человека, совершённое из сострадания к нему, и фактически являлось легализацией эвтаназии. Оно было сформулировано следующим образом: «Убийство, совершённое по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается».

Инициатором данного примечания был высокопоставленный большевик Юрий Ларин (Лурье), который выдвинул эту идею при обсуждении кодекса на заседании ВЦИК. Ларин страдал от прогрессивной мышечной атрофии и указал на то, что, если бы кто-нибудь из товарищей-большевиков достал для него яд по его просьбе, его судили бы как за убийство, что было бы отнюдь не справедливо. Поэтому он предложил внести в кодекс примечание об убийстве из сострадания.

Когда отменён: примечание просуществовало всего несколько месяцев. Новый Уголовный кодекс был опубликован в мае 1922 года, а уже в ноябре того же года данное примечание было из него изъято. Вероятно, из опасений широкого использования данной практики.

Закон о лишенцах

65-я статья Конституции РСФСР от 1918 года поражала в правах ряд советских граждан, занимавшихся определённой деятельностью до революции. Речь шла о торговцах, священнослужителях, полицейских, жандармах, лицах, имевших «нетрудовые доходы», и о тех, кто пользовался наёмным трудом.

Формально по закону им только запрещалось участвовать в выборах как в качестве кандидатов, так и в качестве голосующих. На деле лишенцы, как именовали эту категорию, подвергались весьма разносторонней дискриминации. Кроме того, такой же дискриминации подвергались и члены их семей. Им было почти невозможно устроиться на хорошую работу, периодически проводились чистки аппарата от случайно затесавшихся лишенцев. В периоды действия карточной системы им выдавались карточки самой последней категории, а то и вовсе не выдавались. Дети лишенцев не могли получить высшее образование и не подлежали призыву в армию — только в тыловое ополчение, которое напоминало смесь стройбата и альтернативной службы. Ополченцы занимались разного рода хозяйственными работами (лесозаготовки, работа в шахтах, строительство) и при этом платили особый налог, поскольку ополчение, в отличие от армии, находилось на самоокупаемости. Срок службы составлял три года, при этом сама служба зачастую была значительно тяжелее службы в обычной армии.

Периодически проводились кампании по исключению детей лишенцев из старших классов школ. Теоретически существовала возможность выписаться из лишенцев, но для этого надо было много лет доказывать свою лояльность советской власти. Например, известный советский историк Пётр Зайончковский только в 30 с лишним лет сумел добиться поступления в вуз, перед этим десять лет проработав на заводе без нареканий. К началу 30-х годов в стране насчитывалось свыше 3 миллионов поражённых в правах граждан.

Когда отменён: новая Конституция СССР 1936 года отменила существование лишенцев.

Закон о трёх колосках

Принят в августе 1932 года на фоне участившихся хищений с колхозных полей в связи с очень тяжёлой продовольственной ситуацией в стране. Слом традиционных отношений в деревне, раскулачивание и коллективизация привели к очередному голоду, разразившемуся в советской стране. На этом фоне резко участились кражи колхозного имущества (в первую очередь продовольственного).

Дабы положить этому конец, по инициативе Сталина были приняты поистине драконовские меры (он сам так охарактеризовал их в переписке с Кагановичем). Любое колхозное имущество, включая посевы на полях, приравнивалось к государственному, а его хищение каралось смертной казнью. При наличии смягчающих обстоятельств (рабоче-крестьянское происхождение, нужда, малые объёмы хищений) казнь заменялась тюремным заключением на срок не менее 10 лет. При этом осуждённые по данным делам не подлежали амнистии.

Это привело к тому, что мелкие кражи, которые традиционно наказывались общественным порицанием, исправительными работами или в худшем случае несколькими месяцами заключения, перешли в разряд особо тяжких государственных преступлений. А колхозник, сорвавший несколько колосков в поле или накопавший несколько картофельных клубней, превращался в особо опасного преступника.

Поскольку в постановлении СНК не указывались объёмы хищений, после которых наступала уголовная ответственность, любое хищение, даже в самом ничтожном объёме, попадало под действие этого закона и наказывалось 10 годами заключения.

Чем закончилось: после начала применения закона количество осуждённых увеличилось до таких масштабов, что за голову схватились даже в Кремле. Такое количество заключённых на тот момент было просто негде разместить. Начиная с весны 1933 года, в регионы стали уходить должностные инструкции о непривлечении к суду за мелкие и единичные хищения. Однако на местах к ним, как правило, не прислушивались. Поэтому в 1936 году на высшем уровне был инициирован пересмотр всех дел по данной категории для разгрузки тюрем. В результате пересмотра выяснилось, что большая часть людей осуждена необоснованно — за ничтожные хищения. Все эти люди были освобождены из тюрем со снятием судимости.

Закон о побеге за границу

В июне 1935 года побег за границу был приравнен к измене родине. Беглец, в случае попадания в руки советских правоохранителей, подлежал смертной казни. Его родственники, не донёсшие о готовящемся побеге, подлежали заключению на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества. Если они не знали о намерениях родственника бежать, то в этом случае они подлежали ссылке в Сибирь на пятилетний срок.

В первую очередь закон касался военнослужащих и должностных лиц. Поскольку обычные граждане и без того не имели возможности покинуть страну, если только они не жили в приграничных районах и не знали там тайных троп. Закон был принят в связи с участившимися случаями бегства должностных работников, отправленных в заграничные командировки. С конца 20-х годов количество невозвращенцев стало быстро расти.

Особенностью данного закона были суровые санкции против всех родственников беглеца. Невозвращенцы, как правило, оказывались вне досягаемости для советского суда, зато принцип коллективного наказания, направленного на их родственников, согласно замыслу инициаторов закона, должен был удержать потенциальных невозвращенцев от их намерений.

Когда отменён: бегство за границу считалось тяжким преступлением до самого конца советской эпохи. Однако в хрущёвское время законодательство было подкорректировано и беглецам больше не грозила смертная казнь. Кроме того, был отменён принцип коллективного наказания родственников беглеца.

Закон о наказании несовершеннолетних

В апреле 1935 года постановлением Совета народных комиссаров возраст, с которого наступала уголовная ответственность, был понижен с 14 до 12 лет.

Публикация постановления сразу же породила юридическую коллизию. Согласно этому постановлению, к уголовной ответственности с применением всех мер уголовного наказания (в том числе и смертной казни) надлежало привлекать с 12 лет. Однако Уголовный кодекс запрещал применение смертной казни к несовершеннолетним. Дабы избежать путаницы, через некоторое время было выпущено специальное разъяснение от Генеральной прокуратуры и Верховного суда, в котором говорилось: «надлежит считать отпавшим указание, по которому расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется». Однако каждый такой приговор в обязательном порядке должен был быть согласован с генеральным прокурором.

Закон рассматривался в первую очередь в качестве устрашающей меры. В середине 30-х, после коллективизации, раскулачивания и голода в стране вновь, как и после Гражданской войны, резко выросла детская беспризорность. А вместе с ней и детская преступность. По действовавшему на тот момент законодательству подростки до 14 лет не привлекались к уголовной ответственности в любом случае. Согласно новому закону, подростки, начиная с 12-летнего возраста, подлежали ответственности за совершение краж, нанесение телесных повреждений, убийство и покушение на убийство.

Когда отменён: СССР неоднократно подвергался критике за этот закон, в том числе и со стороны дружески настроенных к нему западных общественных деятелей. Тем не менее формально закон просуществовал до 1959 года. За 24 года его существования известен как минимум один случай казни заведомо несовершеннолетнего преступника. В 1940 году был расстрелян 16-летний серийный насильник и убийца детей Винниченко. А вот тюремное заключение с 12-летнего возраста действительно применялось. Наказание подростки отбывали в специальных местах заключения для несовершеннолетних.

Закон об опоздании на работу

Закон об уголовной ответственности за прогулы, опоздания и самовольный уход с работы был принят в июне 1940 года. Одновременно он продлевал рабочий день до восьми часов. Конец 30-х годов ознаменовался существенным ужесточением рабочего законодательства. Были не только повышены нормы выработки, но и увеличена продолжительность рабочего времени. Кроме того, были сокращены декретные отпуска для женщин (до 35 дней до родов и 28 дней после родов). В 1939 году была значительно ужесточена практика наказаний за опоздания на работу для всех рабочих и служащих в стране. Опоздание свыше 20 минут приводило к автоматическому увольнению.

Закон 1940 года стал своеобразной кульминацией закручивания гаек. С этого момента прогул без уважительных причин, а также опоздание более чем на 20 минут (приравнивавшееся к прогулу) наказывались исправительно-трудовыми работами сроком на шесть месяцев с удержанием в пользу государства четверти заработной платы. В основном наказание отбывали по месту работы. То есть де-факто все сводилось к штрафу в размере четверти месячной зарплаты, который провинившийся выплачивал в течение полугода каждый месяц. Однако если в период отбывания наказания человек вновь допускал прогул или опоздание, это считалось попыткой уклонения от назначенного наказания и оставшийся срок наказания виновник отбывал уже в местах лишения свободы. Также запрещалось самовольное увольнение и переход на другое место работы. Разрешение на увольнение мог дать только директор предприятия. Самовольная смена работы без разрешения директора наказывалась лишением свободы на срок от двух до четырех месяцев. За укрывательство прогульщиков или самовольно уволившихся работников директорам предприятий грозила уголовная ответственность.

Уважительными причинами опоздания или прогула считались болезнь, разного рода форс-мажорные обстоятельства (пожар, ДТП и т.п.) либо болезнь близкого родственника (подразумевался заболевший ребенок, которого было не с кем оставить в случае ухода).

По замыслу закон должен был предотвратить массовые увольнения рабочих с заводов после продления рабочего дня и ухудшения условий труда. Раньше у рабочих была лазейка, которая позволяла уволиться даже против желания начальства. Для этого надо было просто прогулять рабочий день или опоздать хотя бы на полчаса, что автоматически вело к увольнению. Однако с вступлением в силу данного закона прогул, как и опоздание, стали считаться уголовными преступлениями и вели не к увольнению, а к исправительным работам на том же самом заводе.

Когда отменен: По некоторым оценкам за 16 лет существования данного закона наказанию по нему подверглись более 3 миллионов человек. Большая часть отделалась исправительными работами по месту работы. В апреле 1956 года закон был отменен.

Закон о недоброкачественной продукции

Выпуск недоброкачественной и бракованной продукции на предприятиях считался тяжким государственным преступлением. Впервые брак стал караться в 1933 году с выходом постановления ЦИК и СНК «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции». В соответствии с этим постановлением выпуск брака грозил лишением свободы на срок не менее пяти лет. Правда, ответственность в первую очередь возлагалась не на обычных рабочих, а не директоров предприятий, инженеров и сотрудников отделов технического контроля.

Летом 1940 года это постановление было уточнено выходом нового указа Президиума Верховного Совета. По содержанию он был практически идентичным предыдущему, однако уточнял пределы наказания. Отныне нерадивым работникам грозило от 5 до 8 лет лишения свободы за выпуск некачественной или некомплектной продукции.

Когда отменен: закон отменен в апреле 1959 года.

Источник: zelv.ru

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Присоединяйтесь!!!